Ограничения криптоэкономического управления (ответ Дэна Ларимера Виталику о DPoS)

0
115
views

Команда ICOdaily подготовила перевод ответа Дэна Ларимера Виталику о DPoS на русский язык


Виталик недавно заявил, что делегированное подтверждение доли (DPOS) основывается на плутократии (управлении при помощи денежных средств).  Далее он продолжает свидетельствовать в пользу криптоэкономического управления с использованием экономических стимулов и криптографии.

 Виталик, в свою очередь, поддерживает наши новые ИИ перегрузки

Главная миссия моей жизни заключается в поиске криптоэкономических решений, обеспечивающих жизнь, свободу, справедливость и право собственности для всех. По большому счету, мы с Виталиком стремимся к одной конечной цели: минимизация коррупции и достижение максимальной свободы в обществе.  Основное отличие между нами это наши фундаментальные допущения.

Есть три постулата, на которых основана моя работа:

У абсолютного большинства людей благие намерения

Вы не можете доказать обратное

Не существует ничего похожего на закрытую экономическую систему

Виталик ищет криптоэкономический черный ящик, который предполагает, что мы не можем доверять голосованию, как при помощи доли (плутократии) так и посредством отдельных лиц (демократии). Также он предполагает раздачу сладостей за «хорошие» входные данные и электрический разряд за «плохие». Суть в том, что, если бы мы могли поместить в ящик грамотный алгоритм, люди бы освободились от правила финансового благосостояния.  Виталик находится в поисках «Dues ex Machina» (от лат.: Бог из машины) для спасения человечества от его собственной коррумпированности.

Я, в свою очередь, пытаюсь создать инструменты, которые можно использовать конкурирующим группам людей, среди которых, по крайней мере, 2/3 честны.  Я убежден в том, что люди хорошие по своей сути. Давайте взглянем на факты.  Наиболее результативна та группа, что поддерживает свой рост. Чем больше группа, тем интенсивнее она растет.  Более коррумпированная группа быстрее распадется. Создание инструментов для конкурирования на свободном рынке является задачей для открытых экономических систем и основой для истинной децентрализации.

Блокчейн как радиостанция

Блокчейн может быть представлен, как радиостанция, к которой подключены и которую записывают все люди в мире. На этой радиостанции каждый может транслировать криптографические сообщения, а остальные могут обрабатывать эти сообщения для достижения консенсуса посредством определенного аппарата управления.

Проблема, с которой все мы сталкиваемся, заключается в определении, какие именно радиостанции нам нужны, кто транслирует сообщения на радио и когда именно.

Алгоритмы proof-of-work, используемые Биткоином и Эфириумом, основываются на самом громком радиопередатчике.  Те, у кого больше денег, могут транслировать сообщения через кого-либо еще. Те, у кого нет доступа к материальным ресурсам для вещания (электроэнергии, линий электропередачи) должны покупать эфирное время у тех, кто обладает данными ресурсами.  Кроме того, те, у кого более чем 51% мощности передатчика могут искажать передачу тем, у кого 49%. Это принцип плутократии.

Алгоритмы proof-of-stake предоставляют каждому человеку процент эфирного времени пропорциональный сумме долей, что они имеют. Это предотвращает необходимость в мощной силовой станции, которая будет перебивать другой сигнал, но все еще требует способность управлять вашим передатчиком 24/7, чтобы быть готовым к вещанию в определенный момент времени. У кого нет технической оснащенности для управления передатчиком, должны покупать эфирное время у тех, кто ей обладает. Люди с 51% долей могут игнорировать тех, у кого 49%. Это принцип плутократии.

Алгоритм делегированного подтверждения доли предоставляет каждому обладателю доли право выбирать людей для контроля передатчика.  Процесс голосования зависит от долей, однако из-за характера одобрительного голосования просто наличие крупной доли не гарантирует  кому-либо контроль над передатчиком.  Вас должно одобрить большинство избирателей для того, что вы обрели контроль над передатчиком, и это значительно больший порог одобрения, чем в типичной proof-of-stake системе. В отличие от proof-of-stake, в данном случае избиратели могут создать систему, в которой нельзя купить эфирное имя, но в которой избранные передатчики требуют честного разделения эфирного времени между людьми на основе их долей.

Существует четкое разделение между теми, кто контролирует передатчик и теми, у кого есть доля, и никто не обладает монопольным правом на взимание платы за использование передатчика. Попытки взимать плату заканчиваются потерей поддержки сообщества и исключением из него. Акционеры-участники, которые поддерживают коррумпированные передатчики, могут быть также исключены из сообщества.

Ограничения криптоэкономического управления

Криптография используется только для подтверждения логической последовательности. Она не может использоваться для выражения субъективных суждений, определения «правильного» и «неправильного», даже для различения правды и лжи (вне логической последовательности).

Целью всех консенсусных алгоритмов является определение порядка событий. Из-за ограничений скорости света и пространственно-временного континуума каждый человек будет наблюдать события в уникальной последовательности. Два события, сгенерированные в абсолютно одинаковое время, будут получены в два разных момента в зависимости от того, как далеко эти события возникли.  Это означает, что консенсус зависит от выбора определенных людей для свидетельствования порядка событий. Этими людьми могут быть те, у кого самые мощные передатчики, те, у кого самая крупная доля, те, у кого больше долевых голосов или те, у кого больше всего голосов от избирателей.  Они могут быть причастны к щедрой нотариальной конторе, комитету или другой группе людей, с которыми можно прийти к соглашению.

Единственная вещь, которую криптография никогда сможет доказать, — это перлюстрация (цензура). Вы не можете объективно доказать, что кто-то получил ваше сообщение до того момента, как получатель не окажет содействие, сгенерировав криптографическое свидетельство. Поэтому вы не можете наказать людей за то, что они не включили вашу транзакцию, используя объективные криптографические свидетельства.

Это имеет ОГРОМНЫЕ последствия для вынесения решений по масштабированию Эфириума, которые основываются на «спорных периодах», во время которых заявления о «плохом поведении» не могут рассматриваться.  Сначала заявление должно получить одобрение радиопередатчика, или оно никогда не будет учтено в консенсусе. Если радиопередатчики коррумпированы, тогда они могут просто игнорировать криптографические свидетельства. Кто-то, пытающийся украсть все средства с сайдчейна (боковой цепи), может просто подкупить передатчики с 50% средств, чтобы те не одобрили спорное свидетельство. Таким образом, не будет объективных доказательств перлюстрации и не будет возможности прервать трансляцию, используя криптоэкономические средства внутри системы.

Опора на мощный искусственный интеллект

Если вы не доверяете формирование заключений случайной группе людей, исходящей из субъективных факторов, это значит, что вы полагаетесь на искусственный интеллект. Этот интеллект должен быть запрограммирован на различение «правильного» и «неправильного», и различия должны быть ощутимыми.  До тех пор, пока система ИИ является «всезнающей», она должна выносить свои решения, основываясь на потенциально запутанных входных данных отдельных людей.

Нет закрытых экономических систем

Сердцем криптоэкономики является способность приписывать экономическую прибыль или ущерб отдельному человеку, базируясь на криптографическом свидетельстве. Для того чтобы такая система работала, необходимо криптографическое свидетельство внутренней и внешней позиции человека, что невозможно. Например, в голосовании, отягощенном облигациями, предполагается, что человек будет честным в связи со страхом потерять свои облигации. Правда в том, что невозможно проверить экономические риски людей, потому что они могут больше получить или потерять вне системы, чем внутри ее.

Заключение

Мы с Виталиком оба пытаемся решить крайне сложные проблемы управления. Я признаю неоспоримые реалии относительно ограниченных возможностей объективных свидетельств и принимаю то, что каждое сообщество может иметь собственное определение «правильного» и «неправильного», и это определение может быть установлено лишь путем опроса субъективных мнений членов сообщества. Истинная цель заключается в снижении барьера для создания новых сообществ и в обеспечении конкуренции на свободном рынке. В этом случае наиболее эффективные сообщества будут поощряться, а наиболее коррумпированные — наказываться.

Единственный способ для сообщества сохранить свою целостность — контролировать собственный состав.  Это означает, что системы с открытым доступом, состоящие из анонимных участников, не будут иметь возможности исключать плохих участников и в итоге увязнут в коррупции из-за желания прибыли. Вы не можете использовать долю как доказательство своей добродетели, независимо от того, содержится она в облигации или в ее пользу проголосовал акционер. Добродетель субъективна, и каждому сообществу следует определить свою систему ценностей, чтобы активно исключать участников, которых они считают «плохими».

Тогда сообщество, в которое я хочу вступить, будет исключать рентоориентированных коррупционеров, будет поощрять тех, кто использует свою радиовещательную силу в интересах всех членов сообщества, а не для других заинтересованных групп. Я убежден, что такое сообщество будет намного более конкурентоспособным на рынке, чем то, что выбирает коррупцию.

 

 


Еще больше новых проектов, переводов интересных статьей и новостей в нашем телеграм канале

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here